Борис Абрамов: Brexit может помочь бизнес-сотрудничеству России и Британии

Борис Абрамов: Brexit может помочь бизнес-сотрудничеству России и Британии

Российские и британские компании приспособились к сотрудничеству в условиях санкций, результатом чего стал рост торговли на 25% в январе-сентябре 2017 года после трехлетнего спада, а рост российской экономики в этом году повышает оптимизм британских инвесторов. В интервью РИА Новости торговый представитель России в Великобритании Борис Абрамов рассказал о том, как предприниматели обеих стран, соблюдая ограничения, находят новые точки роста для взаимовыгодных отношений. Беседовала Наталья Копылова.

— Борис Георгиевич, как бы вы охарактеризовали деловые отношения между Россией и Великобританией за прошедшие 10 месяцев этого года? Какова их динамика?

— Динамика положительная. В этом году впервые с 2014 года начался рост товарооборота между Россией и Великобританией. Он рос каждый квартал и в совокупности с начала года рост составил 25%, достигнув 9,3 миллиарда долларов. Таким образом, можно сказать, что бизнес с обеих сторон смог адаптироваться к санкционной политике и новой экономической реальности, сохранив и в ряде случае преумножив доверие и компетенции в совместных проектах.

Сейчас имеются предпосылки не только к дальнейшему наращиванию объемов деловой активности, но и к ее диверсификации, в первую очередь в несырьевых отраслях. Российский экспорт несырьевых товаров в Великобританию в январе-сентябре вырос на 21,2%.

Чтобы сохранить этот тренд, важно окончательно вернуться к прагматичному взгляду на потенциал в торгово-экономической сфере и увеличить информированность бизнеса об имеющихся возможностях. Они имеются как в уже освоенных секторах экономики, где Россия и Великобритания традиционно дополняют друг друга, например, в энергетике, химии, ритейле, поставках оборудования и машин, так и в новых отраслях. Например, в технологическом секторе, связанном с интернет-сервисами и инновационным производством. Сейчас важно не упустить момент и постараться конвертировать опыт сотрудничества в традиционных индустриях в фундамент для сотрудничества в секторах, производящих товары и услуги, которых 15-20 лет назад еще не было.

— Есть ли какое-либо изменение бизнес-показателей из-за продления антироссийских санкций?

— Изменения есть, но уже не в направлении снижения, как были задуманы санкции. Рост товарооборота на 25% за первые три квартала свидетельствует об этом. В условиях глобальной экономики факт адаптации к новым реалиям говорит о естественном стремлении бизнеса к взаимовыгодному сотрудничеству.

— В 2017 году российская экономика вышла из рецессии, по итогам года власти РФ, различные международные финансовые институты ожидают роста ВВП на уровне около 2%. Отражается ли рост отечественной экономики на деловых отношениях между РФ и Соединенным Королевством?

— Во-первых, рост экономической активности в России означает увеличение спроса на инвестиционные товары. Торговые связи отреагировали незамедлительно — поставки оборудования и машин в Россию из Великобритании по итогам трех кварталов этого года увеличились на 21%. С другой стороны, рост внутреннего производства в России ведет к росту возможностей российских компаний по экспорту своей продукции. И это мы тоже видим в статистических данных о двусторонней торговле в 2017 году, например, в области химии.

Во-вторых, рост отечественной экономики повышает оптимизм британских компаний, уже инвестировавших в Россию. Так, корпорация JCB, ведущий мировой производитель строительной техники, в этом году открыла в Подмосковье крупнейший за их историю дилерский центр. Фармацевтический гигант AstraZeneka взял курс на расширение своего производства в Калужской области, объявив о дополнительных инвестициях в размере 1 миллиард рублей. Компания также анонсировала технологический трансфер нового онкопрепарата и подписала соглашение о совместной научно-исследовательской деятельности в России.

— Как продвигается сотрудничество в энергетическом секторе?

— В энергетике в настоящее время имеются существенные резервы для расширения сотрудничества. Отношения между российскими и британскими энергетическими компаниями во многом определяются антироссийскими санкциями, введенными США и направленными как на ряд стратегических проектов, так и в целом на ограничение доступа международных финансовых средств к проектам с российским участием.

Крупные игроки европейского рынка, включая BP, Royal Dutch Shell, Engie и OMV, открыто выступили против введения подобных антироссийских санкций, самым серьезным образом затрагивающих их ключевые интересы. Помимо проекта «Северный поток-2», санкции несут риски для проекта BP в Азербайджане «Шах-Дениз-2», разработке Тунгусского нефтегазового месторождения и многих других проектов.

— Есть ли подвижки в российско-британском сотрудничестве в ядерном секторе?

— С момента усложнения отношений между российской госкорпорацией «Росатом» и западными игроками, активизировавшими еще в 2014 году усилия по вытеснению отечественной ядерной промышленности с международной арены, в частности путем прекращения взаимодействия российских и британских сторон по проекту строительства АЭС в Великобритании, можно констатировать, что в этом году диалог в данной сфере на время стал перевернутой страницей.

Но на уровне экспертного, научного и бизнес-диалога Россия и Британия обладают значительным потенциалом для наращивания двустороннего взаимодействия в области мирного атома. Команды исследователей из Сколтеха, Кембриджа, университета Саутгемптона, Кардиффского университета и ряда других ведущих российских и британских институтов продолжают успешно объединять усилия для реализации инновационных проектов в этой сфере.

— Как Brexit и внутриполитические проблемы Великобритании отражаются сегодня на британской экономике и деловых связях России и Британии?

— Brexit создает неопределенность для деловых кругов, которые уже почувствовали на себе некоторые негативные последствия выхода Великобритании из ЕС. Большинство руководителей британских компаний озабочено тем, что в результате этого процесса их компании могут потерять конкурентные преимущества по сравнению с европейскими из-за введения, например, таможенных тарифов. Инвесторы также находятся в ожидании большей ясности и результатов переговоров по выходу из ЕС.

Пока сложно сказать, как Brexit отразится на российско-британских торгово-экономических отношениях, но очевидно, что этот процесс может открыть двери для развития условий взаимодействия бизнеса двух стран. Надеемся, что понимание этой перспективы подтолкнет заинтересованные стороны к соответствующим шагам.

— Каковы последние данные по основным направлениям британско-российского торгового оборота?

— По данным статистики ФТС России, по итогам трех кварталов 2017 года Великобритания занимает 13-е место по объему товарооборота среди торговых партнеров России, ее доля в российском внешнеторговом обороте составляет 2,2% и охватывает широкий спектр отраслей. Российский экспорт в Соединенное Королевство по итогам января-сентября этого года вырос на 29,4% до 1,4 миллиарда долларов.

Одним из основных направлений российско-британского сотрудничества является торговля услугами. Сюда относятся финансовые, страховые, транспортные, ИТ, туристические и другие услуги. По итогам первого полугодия 2017 года, объем торговли услугами вырос на 20% до 3,6 миллиарда долларов. В 2018 году объем может вырасти на 3% до 6,5 миллиарда долларов.

Соединенное Королевство также остается важным инвестиционным партнером РФ. По данным Банка России, объем накопленных британских инвестиций в экономике России за первый квартал 2017 года превысил 15 миллиардов долларов США, за весь 2016 год этот показатель составил 11,4 миллиарда долларов.

Наиболее привлекательными для британских инвестиций отраслями российской экономики стали оптовая и розничная торговля, обрабатывающие производства, финансовая деятельность и страхование, прочие бизнес-услуги. Британские компании также инвестировали в операции с недвижимым имуществом, информационные услуги и связь, гостиничный и ресторанный бизнес, транспорт и складское хозяйство, туризм, культуру и спорт.В свою очередь, Россия по накопленным инвестициям в экономике Великобритании по итогам первого квартала заняла шестое место с объемом капиталовложений 8,5 миллиарда долларов. Российский бизнес вкладывал в финансовый сектор, энергетику, розничную торговлю, машиностроение, металлургию, горнодобывающую отрасль, транспорт и связь, фармацевтику и недвижимость.

Российский импорт из Великобритании увеличился на 18,7% до 2,9 миллиарда долларов. На российском рынке продолжает сохраняться устойчивый спрос на британские машины и оборудование (48,9% от всего импорта), их ввоз вырос на 21%. На втором месте с долей 34,4% находится импорт продукции химической промышленности, включая фармацевтическую продукцию, рост которой составил 18,1%. На третьем месте — с долей 8,9% находится импорт продовольственных товаров, таких как алкогольные и безалкогольные напитки, сельскохозяйственное сырье. Рост этой группы составил 27,3%.

— Что бы вы порекомендовали компаниям, которые только собираются сейчас развивать бизнес в Великобритании и России?

— Несмотря на санкции, торгово-экономические отношения двух стран сегодня развиваются, в связи с чем для представителей разных индустрий появляется больше «окон» возможностей. Компаниям, ориентированным на международное развитие, сегодня важно увидеть и не упустить эти возможности. Для этого необходимо не просто держать руку на пульсе, но и более активно консультироваться по маркетинговым, правовым и другим вопросам внешнеэкономической деятельности.

Сегодня в интересах деловых кругов России и Великобритании существуют различные механизмы поддержки экспорта и совместных проектов. Это становится все более актуальным не только для крупных, но и для средних и малых предприятий, и именно их активность в будущем внесет существенный вклад в диверсификацию нашего товарооборота.

10:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!