Украденное Рождество: зачем православным предпраздничный пост

Украденное Рождество: зачем православным предпраздничный пост

У православных верующих 28 ноября начинается Рождественский, или, как его еще называют, Филиппов пост, самые строгие дни которого традиционно приходятся на новогодние праздники. Почему раньше перед Рождеством постились только монахи, каковы главные «показатели эффективности поста», как православным встретить Новый год и зачем терпеть «постный токсикоз», рассказал РИА Новости известный  церковный публицист, доцент Московской духовной академии протоиерей Павел Великанов.

Рождественский пост был установлен в первые века христианства — в исторических источниках он упоминается с IV столетия. В разные времена он длился то 5, то 7, то 21 день, и только в XII веке по решению Константинопольского патриарха Луки Хрисоверга для православных пост стал 40-дневным.

В Католической церкви сегодня поста перед Рождеством фактически уже нет. Единственное, что никогда не оспаривалось  ни на Западе, ни на Востоке, это полное воздержание от пищи непосредственно в канун явления Бога в мир —  в Рождественский сочельник. По своей сути же в древнем мире пост был не ограничением в еде, а полным воздержанием от пищи и воды. Человек приносил себя в жертву, отказываясь от самого жизненно необходимого. Сегодня так постятся мусульмане в священный для себя месяц Рамадан, правда, только в светлое время суток.

Полагаться на совесть — мало«Как мы сегодня проводим пост? Правильный, настоящий пост? Не едим яйца, мясо, молоко, не ходим по увеселительным заведениям. Иногда не смотрим телевизор.  Читаем духовную литературу, ходим в храм, чаще молчим, совершаем добрые дела… Пост стал восприниматься как некий ритуал», — рассказывает протоиерей Павел Великанов…

По его словам, человек думает примерно так: «Я, православный, не понимаю, зачем это делаю, но делаю. Человек же должен выполнять установки партии, к которой он принадлежит! Я доверяю Церкви. Не знаю, как это работает, но раз так делали тысячу лет, то оно должно работать. И я верю, что это даст какой-то плод».

Однако, как полагает священнослужитель, стремление соблюдать устав и заповеди само по себе ничуть не приближает человека к Богу,. В конце концов, по христианским заповедям могут жить не только христиане.

«Механически в Церкви ничего не работает. Где тот прибор, который может показать: в этом человеке благодати 20%, а в этом всего 3%? Совесть? Это вообще внерелигиозное понятие. Его не было и в Ветхом завете.  И вообще, знаете,  если постараться, с ней всегда можно договориться», — замечает отец Павел.

Ради чего терпеть?Что же происходит, когда человек начинает ограничивать себя в том, что привык считать своей обычной жизнью — гулять, вкусно есть, развлекаться? Станет ли ему от этого хорошо? «Да вам станет  ужасно! Это будет как токсикоз у беременной, когда она сама не знает, чего хочет, но знает, что ей очень много чего нельзя», — отвечает отец Павел.

И ради чего все это терпеть?

«Ради тишины, которая обязательно наступит после. Вы наконец прекратите забивать бытие своей деятельностью и изводить себя мыслями о том, что вы не так сделали. Вы успокоитесь и дадите Богу шанс (быть услышанным вами). Я же не смогу вас услышать, если буду постоянно говорить», — объясняет священник.

А дальше – есть шанс однажды проснуться и понять, что ты хочешь на самом деле. И начать просить у Бога не то, что советуют соседка, батюшка, папа с мамой, а то, чего хочет ваше сердце. «Именно так рождается молитва», — утверждает отец Павел.

Душа нуждается в настройке, как музыкальный инструмент«Разница между христианином и не христианином всего одна – у первого есть Христос.  Христианин — это человек, „беременный“ Духом Святым, человек, в котором уже есть новая жизнь», — продолжает он. Дух Божий в человеке, по словам апостола Павла, – это всегда любовь, радость, мир, благость и  кротость. И когда этих проявлений не хватает, верующий должен снова начать настраивать свою душу в унисон Божественному звучанию. Это сложно, гораздо проще вернуться к привычному ритуалу.

Все, кто приходят креститься, испытывают переживание, которое в православной догматике называется «действием благодати». Это ощущение присутствия Бога. Но со временем это чувство притупляется, и ответ на вопрос «почему», как правило, ищут на поверхности.

«Наверное, я был не вполне качественно крещен, батюшка был не слишком благочестивым, нужно посоветоваться с другим, нужно погрузиться в прорубь на Крещение», — перечисляет отец Павел привычные выходы из положения… А нужно всего лишь заняться «струнами скрипки души». Например, «прекратить себя ругать», добавляет священнослужитель.

Плохих на свете нет

Святитель Феофан Затворник, один из самых известных православных богословов и проповедников XIX столетия, писал:  «Чем больше живу, тем больше понимаю, что плохих людей нет». Позже эту мысль несколько иначе повторит булгаковский Иешуа в разговоре с Пилатом. Отец Павел с ними решительно согласен.

«Каждый человек  хороший. А все дурное и неправильное, что в нем есть, – случайное, наносное. И пост – это удивительная возможность в итоге понять, что вы не плохой, а хороший. Не потому, что много потрудились над этим, а потому,  что вас Бог таким создал» — уверен священник.

А раз нет злых людей, то нет и зла, цитирует отец Павел одного из главных учителей христианства, святителя Василия Великого. «Зло есть лишь отсутствие добра», — писал великий каппадокиец. Для того, чтобы стать плохим, сначала необходимо стать хорошим. Зло —  это «испорченное добро», и для того, чтобы оно возникло, необходима абсолютная свобода, свобода воли. Та свобода, которой Бог наделил человека от сотворения мира и которой тот так неудачно воспользовался в самом начале книг Ветхого Завета.

По словам священника, осознание того, что «каждый человек хороший» меняет отношение как к себе, так и к другим. И именно в этом главный и единственный смысл Рождественского поста.

«Пост – это время, когда мы дарим друг другу подарки. Бог нам подарил Самого Себя, а мы дарим друг другу то лучшее, что у нас есть. И если в результате мы увидим сияние в глазах наших ближних  — мне кажется, это и будет самым главным показателем того, что наш подвиг был действенным. Что благодаря ему кому-то стало теплее», — объясняет он.

Новогодний оливье, интернет и Рождество

Один из главных вопросов, ежегодно вызывающих бурные дискуссии в православном сегменте Фейсбука: можно ли верующему праздновать Новый год, который приходится на самую строгую предрождественскую неделю, и не пора ли Русской церкви перейти на новый стиль и отмечать Рождество вместе со всем «цивилизованным» миром? Отец Павел считает Новый год «украденным Рождеством», но настоятельно советует его встречать, чтобы не расстраивать близких.

«Да, по факту сейчас Новый год – это украденное Рождество. Фокус празднования всегда смещается именно сюда, чего совсем нет, например, у западных христиан.  Но мы не можем сказать тем, кто нас окружает: ребята, я православный, поэтому ваш новый год не праздную. И потом, это замечательный повод посидеть в кругу своей семьи, проявить человеколюбие и снисходительность ко всем, кто рядом с нами», — подчеркивает он.

В последнее время в храмах обеих российских столиц стали популярны ночные новогодние службы. Ровно в полночь, под доносящиеся с улицы звуки фейерверков и петард, священник возглашает: «Благословенно Царство…» — и начинается Божественная литургия. «Все спрашивают: что это вы празднуете? Что за „святой Новый год“? А нам просто хочется встретить его с Христом, что же в этом плохого?!» — говорит священник.

Что до интернета, то с ним все просто. «Есть люди, которые готовы голодать, но только не лишиться интернета. Найдите сперва то пространство, в котором вы можете молчать и ждать от Господа ответа. А когда найдете – пользуйтесь чем угодно», — заключает протоиерей Павел Великанов.

 

 

02:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!