Мама, не оставляй моих детей: как жительница Дагестана ищет внуков у ИГ*

Мама, не оставляй моих детей: как жительница Дагестана ищет внуков у ИГ*

МОСКВА, 25 ноя – РИА новости. Жительница Дагестана Джаннет Эрежебова уже почти год не может связаться со своей дочерью, оказавшейся, по ее сведениям, с тремя детьми в лагере вдов под иракским Мосулом, куда женщина попала после смерти мужа. Джаннет была на грани совершения суицида, но поменяла свое решение, поняв, что это не спасет ни дочь, ни малышей.

Две попытки Джаннет выкупить дочь из «Исламского государства»* провалились, когда из-за происшествий с российскими самолетами сначала закрылся «коридор» через Египет, затем через Турцию.

Но Эрежебова не останавливается в своих поисках и несется из Дагестана в Чечню встречать каждый спецборт с женщинами и детьми, вывезенными из зон боевых действий в Сирии, в надежде, что в самолете окажется ее Зиярат.

Ищу детей и свою дочь

Последний раз Зиярат вышла на связь с Джаннет почти год назад — 30 ноября 2016 года в 19 часов вечера — и плакала, сказала, что их бомбят и обстреливают. «Во время этого разговора дочь просила: „Очень прошу тебя, мама, если я больше не выйду на связь, ищи моих детей, не оставляй их на чужбине“. И я по сегодняшний день хожу и ищу этих детей и свою дочь, чтобы вернуть домой», — срывается на плач Эрежебова.

Дела, по словам Джаннет, у семьи дочери до роковой поездки «на отдых» в Турцию шли в гору: муж Руслан Бициев работал завскладом на большом рынке, Зиярат – преподавателем английского в школе. Двое детей, один из которых в сентябре 2015 года должен был пойти в первый класс. «Все у них как-то хорошо получалось: дом отгрохали себе большой. Я очень радовалась за них», — рассказала Эрежебова.

Все последние моменты общения с дочерью незадолго до ее отъезда из Дагестана Джаннет помнит почти во всех деталях. «Я приехала к ним в гости накануне праздника Ураза-байрам, который у нас отмечается очень пышно, шумно. Тогда я приехала посмотреть, все ли у нее получается, не нужна ли ей моя помощь. У дочери шли приготовления к этому празднику, а параллельно она делала заготовки на зиму — варила компоты, варенья. Детишки бегали по дому с пакетами: „скоро Ураза-байрам, мы будем гулять и собирать сладости“. Дочь еще тогда дала мне денег на подарки для родственников», — будто в очередной раз прокручивая кинопленку, говорит Джаннет.

«На второй день приготовлений, вечером, дочь звонит мне и говорит: „Мама, мы завтра уезжаем“. „Как уезжаете?!“ — я ничего не поняла, быстро наняла такси и вновь поехала к ней в гости. А там все родственники ее мужа собрались на проводы. Свекор был против поездки, настаивал, что отдых в России лучше, что в Дагестане много красивых мест. Свекровь же хотела угодить сыну, и говорила, что ничего страшного в поездке нет. Мы не смогли тогда с дочерью поговорить – все очень поздно разошлись, а утром поздно встали, и пора было уже уезжать», — с горечью сообщила Эрежебова.

«На отдых» в Турцию

По словам Эрежебовой, за две недели до этого Руслан уехал в Москву покупать машину. Оттуда позвонил, сказал, что машину купить не получилось, что перебрался в Турцию, где арендовал квартиру. Предложил приехать и отдохнуть, чтобы к первому сентября вернуться домой, и старший сын мог пойти в школу, а Зиярат — приступить к работе.

«Так многие из нашей родни ездили в Турцию отдыхать. И, как любая мама, я очень обрадовалась, что моя дочка сможет так отдохнуть – надеялась, что она придет в себя и продолжит свой карьерный рост. Ведь в школе о ней отзывы были очень хорошие. И мне хотелось, чтобы она работала там. В то же время мне, конечно, не хотелось расставаться с дочерью, но ради ее блага вынуждена была смириться», — пояснила Джаннет.

«Когда мы перед поездкой выходили на улицу из дому, она закрыла дверь и, чуть отойдя, обернулась, оглядела дом и сказала: „Мой сладкий домик“. Потом я ей сказала, что не хочу расставаться даже на два дня, что буду сильно ждать их к 1 сентября, и благословила ее в дорогу. Она ответила, что слишком переживать не стоит, потому что сейчас есть различные возможности связи. „Я знаю, какая ты у меня паникерша. Все будет хорошо“, — рассказала Эрежебова.

Зиярат на протяжении всего пути скидывала матери сообщения и фото: из аэропорта, где они сидят в ожидании самолета, потом из Турции, что муж встретил, с парома, что уже едут на квартиру, в которой будут жить. Вроде бы все шло хорошо… Но вдруг связь оборвалась.

»Последнее фото было с парома, поэтому приходили мысли, что утонули или еще что-то страшное произошло. Какое-то внутреннее чутье уже было. Вдруг 31 июля я получила с постороннего номера смс: «Мама я тебе ничего сказать не могу, я домой вернуться не могу», — плачет Джаннет.

Дальше подключились родные. Сын Джаннет, который живет в Санкт-Петербурге, тут же начал предпринимать все меры для поисков сестры. Но попытки вернуть Зиярат ни к чему ни привели. Эрежепова смотрела новостные выпуски и пыталась среди мигрантов, которые ринулись в Западную Европу, отыскать своих. «Я все смотрела в выпусках новостей, вглядывалась в лица детей, женщин на экране – вдруг своих найду. Потому что раньше дочь мне говорила о своей подруге в Германии и раздумывала, не поехать ли к ней в гости на лечение. Дело в том, что дочь очень хотела иметь третьего ребенка, и это у нее никак не получалось и так переживала, как будто у нее вообще детей не было. И у нее где-то 8-9 месяцев депрессия на этой почве была. Я ее успокаивала: есть же двое детей, будут еще, но она меня слушать не хотела. Позже выяснилось, что из дома она уезжала уже беременная», — говорит Эрежепова.

Лагерь вдов

«Но на экране я никого найти не могла, и телефон все время молчал. Вдруг она позвонила и навзрыд плакала на том конце: „Мама, прости меня. Я не виновата ни в чем. Мне из-за детей пришлось приехать сюда“. Я в телефон кричу: „Куда “сюда»? Где ты?" Она говорит «исламское государство», но не называет какое государство. Я думала, может, Саудовская Аравия, потому что они хотели попасть в хадж. Но никак не могла себе представить, что они могли оказаться в Сирии или Ираке. Но спустя несколько месяцев это подтвердилось, после того, как ее мужа убили на каком-то посту, и она сказала, что находится в Ираке, городе Мосуле", — сообщила Джаннет.

Она вспоминает, что дочь в редких телефонных разговорах всегда говорила, что очень хочет домой, но не может выехать. «А я не понимала, что там происходит, какие там законы, я все время кричала ей „домой, домой“, требовала, чтобы она сдалась властям на любом посту, рассчитывала, что ее сразу тогда отведут в российское посольство и депортируют. Оказывается, вырваться оттуда не так просто. Она сказала, что ее переводят в какой-то вдовий дом. Потом она объяснила, что женщин без мужей перемещают вместе с детьми в специальные дома, где их опекают и дают пособия. А я опять кричала: „неужели этого всего дома не было? Зачем вам все это нужно было?“, — с некоторым укором в голосе по отношению к себе говорит Эрежепова.

Кроме того, Зиярат ей рассказывала, что какие-то женщины им преподают уроки. Джаннет попросила дочь тихонько снять на мобильный хоть кусочек такого занятия. „Она мне прислала запись, я послушала и подумала, что сама бы безвольно встала и пошла бы за ними. Там про рай, про праведную жизнь“, — кивает Джаннет.

Еще дочь сообщила, что каждое утро им дают какие-то травы, смешанные с медом, будто для „очищения от нечисти“, по ложке. „Я ее попросила претворяться, будто она это съедает, но на самом деле не давать ни детям, ни самой не употреблять. Мне рассказала одна женщина, которая с огромным трудом смогла вызволить оттуда свою дочь, ей даже пришлось там с семьей дочери пожить. Так вот она видела, что пока дочь принимает все эти снадобья, она ни на какой контакт с ней не шла. Это дурманящие травы. Она попросила, чтобы ее дочь не принимала их. Но только через неделю после того, как девочка прекратила употреблять эти травы, она пошла на контакт с матерью, и они смогли сбежать оттуда“, — поделилась Джаннет.

»Я рассказала дочери эту историю и попросила отказаться от трав, а также слушать все, что говорят на уроках, но не принимать эту информацию. Я ей говорила: «Ты же умненькая у меня. Ты же не допустишь к себе эту информацию», — добавила женщина.

Попытки выкупить

Когда пошли сообщения о начале активных военных действий в Ираке, Джаннет стала предпринимать попытки выкупить дочь через людей, чьи имена, по ее словам, не стоит называть. «Мы через Египет хотели ее вывезти. Там запрашивалась огромная для нас сумма денег: одни просили 500 тысяч рублей, другие – 700 тысяч. Но я была согласна на все, лишь бы ее живую вытащить оттуда. И ходила на все эти переговоры. Но потом российский самолет взорвали в Египте, и мы не смогли. Потом стали пытаться вывезти через Турцию, но там тоже самолет сбили, и границы оказались закрыты – я не смогла ее спасти», — рыдает Джаннет.

После всех этих событий Эрежебова оказалась в предсуицидном состоянии, и сын забрал ее к себе в Санкт-Петербург, где ей посоветовали пойти к психологу. «И я пошла и все рассказала. Психолог мне сказала, что ни в коем случае нельзя так опускаться, иначе я дочь спасти не смогу. И она мне посоветовала, чтобы я больше говорила с дочерью о доме, показывала домашние фотографии, вспоминала детство дочери и чаще говорила о том, как все хорошо будет в будущем, когда она вернется домой», — сообщила Джаннет, но вскоре дочь прекратила выходить на связь.

Теперь Эрежепова ездит из Дагестана в Чечню встречать каждый борт, на котором привозят женщин и детей из зон боевых действий на Ближнем Востоке. И каждый раз надеется, что получит от вернувшихся хоть крупицу новой информации о ее Зиярат.

«В один прекрасный день, когда привезли первых женщин оттуда, одна из них, посмотрев фото детей, узнала их и сказала, где их видела, что дети около каких-то ворот играли, и в коляске был маленький, который там родился. Потом она через своих подруг выяснила, что мать их – моя дочь – тоже жива. И сегодня я живу с этой надеждой, что в каком-то лагере найдется и моя дочь», — сообщила Эрежебова.

По ее словам, она благодарна сотням других таких же мам, которые пытаются вернуть своих дочерей и внуков из Сирии и Ирака – потому что не дали совершать самоубийство, потому что поддерживают словом и делом. Джаннет благодарна главе Чечни Рамзану Кадырову за то, что в отличие от руководителей других регионов, где живут матери, попавшие в аналогичную ситуацию, он понял горе этих женщин и помогает им вернуть своих детей.

«Очень хочу попросить структуры всех властей, руководителей всех держав, всех, кто может нам помочь, помогите вернуть наших дочерей и внуков, которые обманным путем оказались в пекле военных действий в Сирии и Ираке. Если все подключатся, мы сильно продвинемся в этой работе по спасению. Потому что скоро зима, могут начаться эпидемии. Один из недавно привезенных детей умер от двухсторонней пневмонии. Приехал заболевшим оттуда. Мы боимся таких случаев», — сказала Джаннет.

* Террористическая организация, запрещена в России

14:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!